Главная         
Коллекции на DVD:


--------------------
--------------------

Статьи о . . .




   Справка          Заказать      Скачать Каталог Дисков     Новости          Контакты   

Человек с ножом

Нож в руках человека создает особый субъект – это чувствует как владелец ножа, так и любой наблюдатель. Подобный эффект не возникает при владении другими видами оружия – в них может распознаваться некая театральность, ненатуральность потенциальной угрозы или явная ее неадекватность. Безоружный человек яснее всего понимает значение для него противника с ножом. Вероятно, этот психологический момент связан с архаичностью ножа как древнейшего вида оружия. Режущая кромка любого компактного предмета может превращать его в оружие. Человеческая цивилизация начиналась именно с этого – использования природных колюще-режущих предметов или создания искусственных предметов с режущими кромками.

Еще одно качества ножа связано с тем, что это оружие является общедоступным и трудно контролируемым – его несложно постоянно иметь при себе и носить скрытно. Таким образом, в любой критической ситуации нож может стать единственным оружием самообороны или нападения.

Как и любое оружие, нож предполагает возможность убийства. При этом владелец ножа вполне может использовать его в связи с бытовыми нуждами. Изменение роли ножа может произойти мгновенно. Но для этого мгновенно должна измениться установка владельца ножа. Это непростая перестройка психики. Она затруднена даже при смене режима использования ножа в целях тренировки (обороны и нападения с имитацией нанесения тяжелых травм или причинения смерти) на режим боевого применения. Психологический аспект превращения ученика в бойца – бесспорно одна из наиважнейших проблем, к которой обращается автор «Наставления…».

По виду негуманный, кажущийся зверским хладнокровный анализ наиболее эффективного причинения вреда противнику с помощью ножа оказывается только профессиональной подачей материала, рекомендующего воспитание бойца. Разумеется, обратная трансформация текущих установок также является обязательной. Из состояния смертельной схватки боец должен выйти и вернуться к нормальной жизни, не становясь угрозой для ближних, не имеющих агрессивных намерений.

В этой связи для ножевого фехтовальщика важно понимание грани между боевой и гражданской диспозицией – между условиями, в которых убийство является возможным и даже необходимым, и условиями, в которых уничтожение лица, проявившего агрессивность, является тяжким преступлением. Это требует от мастера ножевого боя владения иными средствами, которые не потребуют от него при защите своей чести применения навыков нанесения противнику смертельных ран. Именно поэтому методика тренировок, представленная Б.О.Куценко, предполагает серьезную общую физическую подготовку и овладение приемами рукопашного боя. Ножевой бой является более высокой стадией освоения боевого искусства, требующей также и большей ответственности от бойца.

Иллюзия обычного владельца ножа состоит в том, что нож сам по себе создает дополнительный «аргумент» в любом опасном противостоянии. В действительности, демонстрация оружия делает применение аналогичного (или даже более мощного) оружия со стороны противника оправданным как с точки зрения права, так и с точки зрения морали. Владелец ножа как минимум должен быть готов к тому, что в конфликте он может сойтись с тем, кто также имеет при себе нож. Соответственно, владение ножом означает как психологическую подготовку, так и навыки ведения ножевого боя против вооруженного противника. Демонстрация ножа с целью устрашения скорее изобличает неуверенность владельца оружия. Доставший нож должен быть готов к смертельной схватке и стремиться к такой схватке, решая поставленные перед собой задачи. Обнажающий нож без нужды рискует попасть в ситуацию смертельной схватки, к которой он психологически не готов.

В «Наставлении» разработана методика сочетания применения ножа с другими элементами рукопашной схватки. Автор верно подмечает, что поверхностное освоение искусства ножевого боя сковывает бойца, лишая его возможностей проведения иных приемов и вспомогательных действий, не связанных непосредственно с ножом и пригодных к применению без ножа, которые делают применения ножа действительно эффективным. Сочетание с фехтованием ножом ударной и бросковой техники, понимание влияние положения корпуса и смен хвата ножа (переводы из прямого в обратный хват и наоборот, перевод ножа из одной руки в другую, работа с двумя ножами и др.) превращают систему, изложенную в «Наставлении…» в путь воина, владеющего боевыми навыками как искусством.

Особенно важно, что автор ввел в свою систему понимание ножевого боя именно как смертельной схватки. Жесткая рациональность должна сообщить обучаемому такое поведение в бою, которое обеспечит ему максимальный шансы выживания и избавит от ошибок, когда поверженный противник, получивший смертельное ранение, успевает также нанести смертельный удар. В связи с этим приходится обращаться к темам, связанным с эффективностью поражения жизненно важных органов человеческого тела и последствиями, контроль за которыми боец должен проследить не только в течение нескольких секунд после своего завершающего удара, но иногда и нескольких минут. Адекватная оценка эффективности поражения противника и его способности к сопротивлению может в ключевой момент спасти жизнь бойца.

При изучении «Наставления…» важно иметь понимание, что боевое фехтование ножом – это не занятие спортом, не хобби. Это профессия – основанная или дополнительная. Спортивные состязания могут служить элементом тренировочного процесса – не более того. Отношение к искусству ножевого боя как к профессии означает готовность к длительной отработке сначала отдельных элементов системы, потом соединение их в комбинации, наконец, на высшем уровне мастерства – применение изученного без размышлений, на уровне интуитивных реакций.

Сверхвысший уровень мастерства – это вновь переход от синтеза к анализу с целью разработки учебных методик и преподавания, связанного с прохождением вместе с учениками пути от простого – к сложному, от анализа элементов системы к органичному синтезу.

Искусство ножевого боя имеет, безусловно, важное значение при подготовке военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, включая бойцов спецподразделений. Методика виртуозного владения ножом, освоение фехтовальных практик и приемов формирует защитника Отечества и защитника правового порядка, которые спасают страну, народ, конкретных людей от насилия со стороны оккупанта или преступника. Готовность к убийству и убийство в данном случае является оправданным и предполагается даже в самых гуманных религиозных традициях, совместимых с государственным строительством.

С точки зрения православной этики, принцип «не убий» по смыслу относится к собственной общине, к ближним, к относительно безопасным для жизни ситуациям. Убийство возможно и допустимо, исходя из принципа «спаси и сохрани». Именно поэтому в Русской Православной Церкви имеется чин освещения оружия, которое, как это ясно любому, создается для убийства. Православное воинство – часть русской исторической традиции. Выход из психологического настроя на смертный бой реализуется в религиозной практике покаяния за совершенное убийство, даже если оно было необходимым. Боец не должен и не может гордиться самим фактом убийства, понимая, что его целью была защита, сбережение жизни одних ценой лишения жизни других – защита жертвы агрессии от агрессора, преступника. Упоение бойца собственной яростью, хвастовство жестокостью делают его опасным для мирных граждан в небоевых ситуациях, соблазняют неопытных юнцов применять оружие без надобности. Эти опасные заблуждения должны вовремя пресекаться в воспитательном процессе, который сопровождает тренировку боевых навыков.

«Наставление…», написанное Б.О.Куценко, не является самоучителем. Опасным заблуждением является представление о том, что боевым искусством можно овладеть по книгам. Вместе с тем, книга становится пособием для тех, кто проходит тренировки по соответствующим методикам или сам такие тренировки проводит в качестве сложившегося мастера-инструктора. Кроме того, важно использовать пособие для постоянных применений на практике описанных приемов и продумывания, мысленного «проигрывания» того, о чем написано в «Наставлении…» в сравнении с конкретным опытом применения в тренировочном процессе.


Раздел: Статьи о Ножевом бое >>> Человек с ножом


Смотрите также:

Нож в бою. Бой на ножах..
Mastering the Balisong Knife (Micheal D. Janich).
Метание ножей и боевых топоров Дэвида Адамовича.