Главная         
Коллекции на DVD:

Если вы хотите купить бар глобус со столиком, сделайте заказ в нашем интернет-магазине!
--------------------
--------------------

Статьи о . . .




   Справка          Заказать      Скачать Каталог Дисков     Новости          Контакты   

Кто такие ниндзя?

Кто такие ниндзя?
Ниндзюцу - древнее японское "искусство ухищрений и уворачиваний", "умение терпеть (скрываться)"; предположительно, "магическое" умение делать себя невидимым с помощью различных хитростей и уловок для избежания обнаружения, которым пользовались специально обученные диверсанты и шпионы. Практиковавшие ниндзюцу назывались ниндзя. Они проникали на вражескую территорию незамеченными, или под видом обычных жителей для сбора сведений о действиях и намерениях противника, о чем затем докладывали своим нанимателям. Они занимались также выкрадыванием секретных документов, поджогами и убийствами. Используя отвлекающие приемы, ниндзя действовали храбро и изобретательно, заставая своих противников врасплох. Существовало два типа их стратегии: ёдзюцу (открытые действия) и индзюцу (тайные действия). Первые представляли собой способы проникновения в ряды противника, изменив внешний вид, или прикинувшись кем-то; вторые - тайные техники проникновения с помощью различных методов маскировки.

Возникновение

Существует много теорий о том, как возникло ниндзюцу; собственно, каждый японский историк имеет свой "набор" фактов и описаний верований, так что весьма трудно указать на конкретное время, место и персонажи, или на обстоятельства, явившиеся действительным моментом рождения этого феномена. Прежде всего, следует отметить, что ниндзюцу не появилось в виде специфического и точно определенного вида воинских искусств. Прошло немало веков, прежде чем оно установилось в качестве независимой системы знаний и умений. Те, кого позже стали называть ниндзя, исходно не прилагали к себе такого термина; скорее, они считали, что действуют в соответствии с политическими, религиозными и военными стратегиями, находившимися в культурной оппозиции взглядам и ситуации в их время. Ниндзюцу развивалась как в высшей степени нелегальная анти-культура в противовес системе представлений правящей самурайской элиты; ясно, что уже по одной этой причине происхождение искусства веками окутывалось облаком мистики, таинственности и намеренных искажений исторических событий.

По мере того, как росла популярность ниндзя, множились и истории об их сверхъестественных способностях. Такая репутация поддерживалась и ими самими, поскольку в целом они были слабее своих противников-самураев и могли быть стерты с лица земли окружавшими их воинственными семействами. Им было, безусловно, выгодно, чтобы о них говорили, как об обладающих силой десятерых, способных превращаться в животных, летать и становиться невидимыми. Уже в наше время кинематограф добавил свою лепту, показав "способности" ниндзя перепрыгивать единым махом через высокие строения, ловить пули ртом и предсказывать будущее.

Чтобы понять источник эффективности ниндзя и то, отчего на них был такой высокий спрос, следует попробовать понять самих самураев. В целом их жизнь и смерть зависели от меча; страх же смерти отсутствовал. Они всегда и во всем следовали неписанному воинскому кодексу Бусидо, отклонение от которого почти неизменно вело к сэппуку (разрезанию собственного живота).

У ниндзя не существовало никакого кодекса; единственное, к чему они стремились, ? любыми средствами достичь своей цели. Это давало им массу преимуществ, не говоря уже о большом выборе оружия. Самураи не могли тайком проникнуть в дом противника, так как это противоречило их морали; они не могли также заниматься убийствами из-за угла или актами саботажа. Именно здесь на сцену выступали ниндзя. Проскользнуть за спиной самурая и убить его еще до того, как тот ощущал опасность (чего Бусидо не позволило бы никогда) было для ниндзя вполне допустимым, поэтому самураи боялись их, хотя, разумеется, об этом никогда не говорилось вслух.

Мифология и история

В легендах об основании правящей императорской фамилии в Японии, передававшихся изустно на протяжении поколений до того, как возникли первые письменные анналы, двое персонажей, напоминающих нам ниндзя, помогли первому императору Дзимму добиться решающей победы. Дзимму сражался с войсками из замка Исо, и обстоятельства складывались не в его пользу. В одну из ночей будущему императору было сказано во сне, что необходимо достать глины с горы Амакага и сделать из нее священный сосуд. Амакага была священным местом, находившимся посреди территории, занятой силами Исо. Обретение этой глины стало символом намерений и решимости Дзимму покорить замок Исо. Своему повелителю помогли некие Синэцухико и Отоками, переодевшиеся стариком-крестьянином и его женой и удачно проникшие на вражескую территорию; они набрали глины и беспрепятственно вернулись назад. После этого Дзимму слепил из этой глины подставку и сосуд, обжег их и сделал подношение богам удачи, после чего бросился в сражение и победил.

Император Дзимму поставил Окумэно Микото во главе школы синобу-хо, или "искусства сокрытия". Тот оставил одного из своих сподвижников в Кисю, чтобы тот активно занимался синобу-хо. Он стал посвящать в искусство воинов-аскетов, посещавших Кумано в Кисю. Все знают историю о Ямато Такэру-но Микото, который с помощью синобу-хо подавил восстание Кумасо, приняв женский облик. Считается, что Сётоку Тайси (574-622) также пользовался ниндзя для укрепления государства.

Есть версия, что ниндзюцу началось с Отомо-но Хосото, прославленного воина из провинции Оми (сейчас - префектура Сига), находившегося на службе у принца Сётоку. Существуют и другие теории; так, школа Кога прослеживает его происхождение до легенды о Сусаноо-но Микото, яростного брата богини солнца Аматэрасу Оомиками, превратившего свою невесту Кусинада Химэ в гребень, который он затем воткнул себе в волосы. В школе Ига родоначальником считается бог Таками Мусуби-но Ками, который вел разведку вражеских позиций с помощью крестьян, которым приказал заниматься шпионажем. По мнению школы Хаттори, искусство было привезено Сюфу (яп. Дзёфуку), прибывшим в Японию из циньского Китая (в период 221-206 гг. до н. э.).

В немногих сохранившихся документах упоминаются китайские эмигранты, перебравшиеся на японские острова. Воины, ученые и монахи начинали свою новую жизнь в труднодоступных районах Исэ и Кии к югу от столиц ? Нара, а затем Киото. Даосы Гамон, Гарю, Каин и Унрю; военачальники танского Китая Тё Гёкко, Икаи и Тё Бусё привезли с собой знания, накапливавшиеся на их прежней родине столетиями. Военные стратегии, религиозные философии, фольклор, культурные концепции, медицинские практики, ? вообще, весь широкий спектр знаний из индийских, тибетских, китайский и южных источников, ? явился их подарком для последователей в Японии. Весьма удаленные от столичного императорского двора, культурные предшественники ниндзя жили в тесной связи с природой и мистицизмом, в то время как общество становилось все более структурированным, разделенным на ранги, стилизованным и, наконец, строго контролируемым. Время шло; ниндзя и их методы действий, известные как ниндзюцу, стали непременно присутствовать за сценой каждого политического события. В районах Ига и Кога ниндзюцу превратилось в особое искуство, практиковавшееся и оттачивавшееся более чем в 70 семействах, каждое из которых гордилось собственными уникальными методиками, мотивациями и идеями.

Ниндзюцу достигло своего расцвета в период Сэнгоку (1467-1568), когда воевавшие друг с другом удельные князья использовали организованные группы ниндзя для получения сведений о планах и действиях своих противников. Бродячие отряды самураев из провинции Ига (сейчас ? префектура Миэ) рядом с Киото и из района Кога в Оми считаются первыми, кто довел до совершенства искусство ниндзюцу. Различные техники сбора разведывательной информации, практиковавшиеся в этих группах, стали известны, как школа Кога и школа Ига; они считаются предшественниками школ, появившихся впоследствии. В "Оми ёти-си ряку" говорится, что в одно время существовало 49 домов Кога и Ига, специализировавшихся на ниндзюцу.

Источники и мировоззрение

Поскольку ниндзя были в полном смысле слова "разведчиками-нелегалами", они вели скрытное существование. Осталось очень мало письменных источников, поскольку, как и в случае с прочими воинскими искусствами, все приемы передавались устно. Одно из немногих сохранившихся описаний традиций школ Кога и Ига - "Мансэн сюкай" (1676), составленное Фудзибаяси Самудзи. Это обширный рукописный труд, четыре книги которого посвящены индзюцу, а пять - ёдзюцу. Центральная его тема - производство и практическое использование секретных приспособлений. Хотя терминология, описывающая практики ниндзя, звучит несколько странно, в сущности в ней нет ничего особо мистического.

"В каждом японском воинском искусстве веет дзэнский ветер", ? писал один знаток. Без этого духа в человеческом теле никто и никогда не сможет обрести син-дзин син-ган (в устной речи произносится как кандзин-канамэ) ? сущностного секрета ниндзюцу. Термин буквально переводится как "божественное сознание ? божественный глаз". Обучающийся воинскому искусству, в данном случае ? ниндзюцу, должен вырабатывать человечность. Сознание, возникающее из этой человечности, становится сердцем и глазами ками (божества). Под "человечностью" (или "человеколюбием") здесь подразумевается отнюдь не братская любовь к окружающим, но четкое понимание места каждого индивидуума в системе мироздания и в социуме. Это понимание придавало ниндзя дополнительные возможности реально оценить свои шансы при выполнении задания. "Отсюда возникает возможность реально увидеть счастье, поскольку человек отдает себя под защиту ками". Иными словами, обретести кандзин-канамэ означает постичь небесный закон.

Ниндзя всегда должен быть искренен и справедлив, то есть адекватно воспринимать ситуацию, воздавая каждому ровно столько, сколько требуется, ? не больше, но и не меньше. Искренность интерпретируется иногда как "доверие"; соответствующий этому понятию иероглиф син имеет в японском языке много значений. Его можно понимать как "пришествие", "прибытие" (в значении явления сознания и глаза ками, или общения ками и живого существа). Это можно перевести также как "преданность" или "отсутствие подозрений". Ничто не бывает столь же неопределенным, как собственное знание, свой "здравый смысл". Независимо от них, решительно их отстранив, следует всего себя подчинить занятиям, в особенности ? в период сомнений. Крайне важно научиться пребывать и наслаждаться в мире пустоты; в нем следует видеть суть всех "смыслов", "знаний" или "божественных сознаний", принимать решения и переводить их в действия. Таков путь к просветлению. Это также способ обретения шестого чувства, необходимого воину и ниндзя.

Необходимо понимание вырабатывание человечности и слияние с небесным. Естественные элементы "дерево" (моку), "огонь" (ка), "земля" (до), "металл" (кин) и "вода" (суй) не могут существовать без земли. Точно так же, четыре сезона: весна, лето, осень и зима не могут быть четко разделены без сезона доё, или "дней собаки". Сезоны без доё, как пять элементов без земли теряют смысл. Человек, когда он искренен и поступает справедливо, живет в соответствии с небесной справедливостью. Обретая понимание небесной справедливости, он исполняет волю ками. Вот, что подразумевается под "сознанием и глазом ками". Таким образом, ниндзя ? это лицо, знающее, что есть справедливость.

Таковы основные требования к ниндзя, а отнюдь не их способность становиться невидимым или какие-то сверхъестественные действия. Не следует путать их с циркачами, грабителями, убийцами или предателями. Это люди терпения и выносливости.

Существуют "пять заповедей" ниндзя, которые надо вспоминать в момент грусти, несчастья, болезни, ранения или отчаяния. Они просты, но, как это часто бывает, чрезвычайно сложны для следования:

1) забыть свои горести, гнев, раздраженность и ненависть. Пусть они уйдут, как дым.

2) не сходить с пути истины, вести жизнь, достойную мужчины. Не надо стремиться стать святым или великим, надо быть обычным человеком. Присутствие истинного разума ? в самом простом существовании.

3) не быть опутанным сетями жадности, роскоши или собственного "я". Если заниматься воинскими искусствами лишь как забавой и всегда пытаться опереться на что-либо иное просто потому, что так легче, то станешь подвержен влиянию именно этих трех желаний, ? даже если уже достиг высокого уровня в военном деле. Эти три желания в конечном счете разрушат не только воинское умение, но и саму человечность. К смерти есть два пути: радости и страдания. Слово "радость" употреблено здесь в божественном смысле, а не в значении получения удовольствия от приятного времяпровождения. Достигнув этого уровня жизни, узнаешь истинную цель своего существования.

4) следует принимать горести, грусть и ненависть такими, какие они есть и считать их дополнительным испытанием, присланным ками. В нимпо ("учении сокрытия") благородство духа состоит в том, чтобы воспринимать все, как благословенное послание природы. Когда стремишься пройти сквозь нечто, твои старания некоторыми воспринимаются как угроза в их адрес, ведь они крепко схвачены собственным эгоизмом. Они вполне могут бросить в вас камнем. И это следует воспринимать как благословенный камень, брошенный рукой ками.

5) Все ваше время, все ваше сознание всегда и полностью должно отдаваться будо ("воинскому пути"), быть накрепко завязанным на будзюцу ("воинском искусстве").

Для того, чтобы не потеряться, не сбиться с пути и не быть проглоченным собственными обманами или изменениями восприятия, ниндзя должен выработать сэйсин, или "чистоту сердца". "Чистота" здесь означает "полноту", "общность". Ниндзя носит истину в своем сердце, хотя перед другими и может представать в самых различных психологических обликах. Его намерения отличаются предельной решительностью, хотя другим может быть совершенно неясно, во что эта решительность выльется. Поскольку он предельно честен с самим собой на всех уровнях интроспекции, то может путешествовать по равнинам лжи и неправды, не загрязняя себя и свой дух. Он способен сознательно окунуться в ледяную тьму, будучи совершенно уверен в своей способности осветить ее тем светом, который носит в своем сердце. Мы, таким образом, видим, что психология ниндзя строилась на отсутствии любых ограничений морального и этического толка. "Человечность", "искренность", "чистота" - все это были лишь средства для достижения целей, к которым невозможно приложить эти определения.

Тренировки и практики

Учителя ниндзя считали, что следует научиться отбрасывать тенденцию делать различия между мозгом и прочими внутренними органами. Тело само знает, как ему двигаться, если мы оставим его в покое. Практикующий ниндзюцу стремится избавиться от неестественного процесса: сперва механически думать в ответ, а затем реализовывать этот "ответ" в действии. Естественность движений возникает от знания того, как все функции работают в координации друг с другом.

Однажды учителя попросили: "Не могли бы вы повторить это движение?" Он ответил, что никогда не исполняет движения более одного раза. Если он сделает его дважды, то движение превратится в "шаблон". Даже когда оно выглядит совершенно таким же, всего лишь малейшее отличие в его действиях, или в действиях противника может совершенно изменить ситуацию.

Иногда учителя спрашивали: "Что делать, если потерялся в жизни?" Он отвечал просто: "Ни о чем не думайте и следуйте своему внутреннему сознанию".

Учителя также спросили:"Как следует готовить себя для реального боя?"

"Вам не нужна религия, вам не нужна философия, вам не нужна культура, поскольку все они очень часто правят вами. Однако, я говорю, что, чем больше объем у вас внутри, тем больше вы сможете принять".

"Что вы подразумеваете под "объемом"?

"Силу, работающую даже тогда, когда в вас нет силы. Действуйте так, как подсказывает интуиция, и вам откроются все тайны тайдзюцу ("искусства тела")".

Наверняка, все это было весьма впечатляюще внешне - на практике; общие же принципы наставлений, записанные на бумаге, представляют собой мало оригинального. Вот, например, как выглядит описание техники маскировки тануки-гакурэ ("прятки барсука"):

1.Контролируй равновесие, позволяя телу "тонуть" и быть поддерживаемым предельно расслабленными коленями.

2.Синхронизируй дыхание с движениями. Неосознанная задержка дыхания может произвести нежелательное напряжение мышц, после чего может произойти резкое "хватание" воздуха при случайном шорохе или потере равновесия.

3.Воспринимай все вокруг в совокупности; не концентрируй излишнего внимания на своих ногах, а то можешь пропустить появление чужого.

4.При движении используй каждый сустав, стараясь, чтобы движение мягко перетекало от ступней к коленям и бедрам при ходьбе. Избегай опасной привычки к прямым коленям и к хождению на прямых ногах от бедра.

5.Перенеси свой вес и зафиксируй равновесие на одной ноге, пока перемещаешь другую. Когда требуется полная тишина, избегай одновременного распределения веса по обеим ногам.

6.Перед тем, как перенести вес на другую ногу, поводи руками перед торсом и сбоку, одна повыше, другая пониже, для проверки равновесия.

7.Замри на месте, если почувствуешь, что производишь слишком много шума. Прислушайся к звукам, говорящим, что ты, возможно, выдал себя: движения других людей или, напротив, прекращение всяких посторонних шорохов. Немного просядь в коленях с одновременным расслаблением мышц. Сделай глубокий вдох и медленно выдохни, чтобы расслабиться еще больше. Держи паузу так долго, как необходимо для того, чтобы вернуть равновесие и убедить вероятных слушателей в том, что они ничего не слышали.

8. Будь как можно более терпелив и спокоен. Если скорость перемещения не важна, растягивай его по возможности дольше. Нетерпение и вызываемые им поспешные движения представляют собой величайшую опасность для того, кто должен двигаться бесшумно и незаметно.

9. Твои движения должны соответствовать твоему окружению. Не скрывай своих перемещений больше, чем следует, если понимаешь, что поблизости появятся другие, которые смогут тебы если не услышать, то увидеть. Полная тишина, возможно, и не потребуется, если перемещаешься по лесной или густонаселенной местности, где общий шум есть естественная часть окружения. Понимай также, что передвижения согнувшись и ползком бывают единственной возможностью пройти незамеченным в некоторых местах.

Яды и мудры

Отравить противника ? добиться того же результата, что и поразив его оружием, однако с гораздо меньшим шумом и с большими шансами на успех (ведь когда жертва принимала яд, для нее уже не было пути назад). Яды были в основном органического происхождения. Одним из способов было добыть яд из рыбы фугу (иглобрюх), ? он убивал в самых малых дозах. Также извлекалась субстанция из–за глаз японской жабы (bufo marinus). Ее часто использовали для смазывания наконечников дротиков, стрел и копий (применялись и хитроумные уловки: повелитель Санада погиб после того, как принял подарок ? милого котенка. Он и не подозревал, что коготки у того смазаны ядом.) Иногда вместо того, чтобы извлекать из насекомых яд, было проще запустить в постель жертвы парочку живых скорпионов. Одним из использовавшихся органических ядов была субстанция из обычных фруктов. Цианид извлекался из яблочных семян, сливовых, вишневых косточек и прочего. Материал был широко доступен и часто использовался ниндзя. Листья томатов и ревеня также содержали яд. Их поедание зачастую приводило к сердечному приступу и полной остановке сердца.

Яды использовались самыми различными способами, в зависимости от ситуации. Ниндзя часто покрывали ядом края своего оружия, в особенности мечей и сюрикэн, что приводило с быстрой смерти противника, даже если собственно ранение было не особо тяжелым.

Кудзи–ин (мудра Девяти Знаков) ? символическое отображение знаками из пальцев духовной и ментальной силы, которой обладали ниндзя, и проявление ее. Эти символы (именовавшиеся на санскрите мудра), как считалось, могли направлять энергию в нужном направлении и были заимствованы из мистического буддизма (одно из Трех Таинств — Звука, Знака, Сознания). Большой палец ? источник силы, «пустота», остальные ? четыре элемента: указательный ? «ветер», все газообразное, средний ? «огонь», все горючее, безымянный ? «вода», все жидкое, мизинец ? «земля», все твердое). Кудзи–ин использовались для формирования в ниндзя уверенности в своих силах; также они усиливали предвидение опасности и могли предсказать ему собственную смерть. Всего существует 81 фигура из пальцев, но среди них выделяются девять основных, каждая из которых вызывает в тренированном ниндзя различные комбинации силы и способностей: рин (привносит силу в сознение и тело), хэй (генерирует энергию для маскировки своего присутствия), то (позволяет достигать баланса между твердым и жидким состояниями тела, что ведет к гармонии со вселенной), ся (используется для излечения себя или других), кай (дает полный контроль за функциями тела, возможность замедлять сердцебиение, переносить сильный холод или жару и т. п.), дзин (усиливает телепатические способности, позволяя тренированному ниндзя прочесть мысли противника), рэцу (выявляет телекинетические способности, позволяет ему ошеломить противника криком или прикосновением), дзай (углубляет гармоничное слияние со вселенной) и дзэн (вызывает просветленность и понимание).

Оружие ниндзя

Мечи (ниндзя–кэн или синобигатана)

Короткие мечи являлись важным орудием в ниндзюцу. Однако, при сравнении с прекрасными тати и катана самураев, часто являвшихся шедеврами оружейного искусства, мечи ниндзя предстают не более, чем тесаками для рубки хвороста. Ниндзя рассматривал свой меч как одно из многих орудий своей профессии и, хотя и уважал его качества и ценность самой работы, но редко оказывал ему такое же почтение, или приписывал такие же духовные качества, как самурай, считавший свой клинок фамильной драгоценностью. Мечи у ниндзя были гораздо короче чем у самураев, так как ими приходилось орудовать на узких улочках, двигаться быстро и неслышно по тесным коридорам и пробираться местами с низкими сводами. Эти клинки часто представляли собой прямые стальные пластины с прямым заострением, так как многие ниндзя не имели доступа к квалифицированным оружейникам, и им приходилось выковывать мечи в домашних условиях собственноручно. Важная деталь ? цуба (гарда), представлявшая на самурайских фамильных мечах зачастую также ценнейшее произведение искусства, здесь также была самодельной, простой квадратной формы и без орнамента. Широкая цуба (гарда) могла использоваться как рычаг, либо, если меч прислоняли к стене, ? как ступенька для взбирания наверх.

Ножны (сая) мечей ниндзя часто были длиннее лезвия; свободное место в них использовалось для хранения посланий, ослепляющих порошков или взрывчатых веществ. Длинный чехол–ножны или шнур крепления применялся для связывания пленников, сооружения силков перед дверями или на тропах, в виде гамака для длительного наблюдения с деревьев.

Из–за того, что ниндзя–кэн был коротким и не таким выдающимся по качеству стали, как самурайский меч, способ его применения также отличался. Самураи полагались на остроту клинка и могли двигаться плавно и грациозно. Ниндзя же могли рассчитывать лишь на массу тела, движущего мечем. Менее тонкое лезвие приводило к тому, что удары ниндзя были в основном рубящие с оттяжкой.

Сюрикэн ? метательные орудия, изготавливались самых различных форм. Бо–сюрикэн прикреплялись к стрелам в виде наконечников. Самыми распространенными были хира–сюрикэн в виде звездочек с различным количеством концов. Фукуми–бари представляли собой маленькие стрелки. Сюрикэн не только метались, но использовались и в рукопашном бою.

Дзиттэ (дзютэ). Оружие в виде двузубой вилки, где один зубец вдвое короче и со слегка отогнутым наружу окончанием. В Японию привез китайский мастер Чжэнь Юань в XVII в. (согласно иным источникам ? появилось в XV в.). Брался наконечник копья без древка, и это приспособление полиция в эпоху Токугава использовала против самураев. Представители закона не имели права проливать самурайскую кровь, но нигде не было запрещено ломать им кости. Очень удоброе оружие для парирования ударов мечом, палкой, рукой.

Кусаригама (серп на цепи). Овладение этим оружием требовало гораздо большего времени, чем остальными видами. В старой Японии им пользовались почти исключительно ниндзя и монахи–воины (собственно, его изобретателем считается монах Дзион XV в.). Самураи считали это оружие «нечестным»

Кусари–фундо (цепь с грузилами на обоих концах). Для тренировок использовались веревки с двумя твердыми узлами по краям. Длина варьировалась от 1 до 4 метров. Изобрел мастер фехтования Масаки Тосимицу для защиты от нападающего с мечем; в дальнейшем использовалось исключительно ниндзя.

Сюко (тэкаги) ? «когти» на ладони и ступни. Использовалось как для взбирания на стены и деревья, так и в бою («удар открытой ладонью»), а также для усиления действия различных видов оружия.

Мэцубуси (мэцубиси) ? ослепляющий порошок. Приготавливался из токсичных материалов и бросался в глаза противнику (хотя в этом качестве можно было воспользоваться также песком, водой и т. п.). На тренировках пользовались опорожненным яйцом, в которое засыпалась мука. Раздавливая его, в противника бросалась как мука, так и осколки скорлупы.

Тэцубиси ? металлические колючки с четырьмя или шестью шипами, разбрасывавшиеся ниндзя при отступлении. Иногда пользовались некоторыми видами высушенных колючих ягод.

Направления

Кото–рю копподзюцу (школа Сбивающего с ног тигра; искусство структуры костей)

Точное происхождение Кото–рю неизвестно, однако вероятнее всего она была привнесена в Японию из Кореи человеком по имени Тян Бусо. Сменилось несколько поколений, покуда система не была окончательно сформирована усилиями Сакагами Таро Кунисигэ. Еще через два поколения Тода Сакё Исинсай формально закрепил Кото копподзюцу как рю (школу–направление). Сакагами Таро Кунисигэ считался первым сокэ (главой–руководителем) этой рю, однако Бандо Котаро Минамото Масахидэ, который должен был стать вторым сокэ, погиб в сражении в 1542 г. Вместо него рю перешла к Согёку Кан Рицуси, который являлся также сокэ Гёкко–рю, после чего Кото–рю считается по той же фамильной линии. Различие заключалось в том, что стиль Кото передавался лишь тому, кто становился следующим сокэ. Копподзюцу означает разрушение костной структуры атакующего. Отличительной особенностью техник Кото–рю является то, что расстояние измеряется с помощью движения, синхронного нападающему, затем движения вперед с нанесением удара, после чего следует уход на безопасное расстояние. Все это проводится с тем, чтобы нанести удар под углом ровно в 90 градусов к костной структуре противника для причинения ему максимального ущерба. Для этого требуется точное чувство времени и ритмичность оборонительного нападения, что часто делается с помощью ёко аруки (боковое движение с перекрещивающимися ногами). Другая важная часть работы ногами — удар по токи нападающего (пальцы ног) или наступание на них, чтобы лишить его равновесия. Следует отметить, что сперва дистанция должна быть действительно большой, чтобы атакующему пришлось сделать один большой или несколько малых шагов для приближения к обороняющемуся. Это ясно указывает на то, что техника Кото–рю разрабатывалась для больших сражений или в целом схваток вне помещения, а не в домах или тесных местах. Последователь Кото–рю должен смотреть атакующему точно между бровей, так чтобы тот не мог прочесть его намерений по глазам, но, одновременно, был уверен, что имеет визуальный контакт с обороняющимся. Другим типичным методом Кото–рю является использование мэцубуси — различных способов ослепления атакующего, либо непосредственного поражения его глаз. Мэцубуси мог представлять собой порошок, бросавшийся в глаза, а также блики от меча или иного металлического лезвия.

Из–за жесткости техник Кото–рю требуются очень суровые тренировки. Такамацу Тосицугу начал практиковать в возрасте девяти лет и к тринадцати считался мастером школы. В автобиографии он писал, что добился твердости пальцев на руках и ногах с помощью бесчисленных ударов по камням и гравию, покуда из–под ногтей на начинала выступать кровь. Один из ударов, используемых в Кото–рю — сяко–кэн («когти–кулак»). В 1960 г. он ошеломил Коидзуми Сидзуо, корреспондента «Токийской спортивной газеты», буквально просверлив в стволе дерева пять дыр своими пальцами. В Кото–рю был также необычный способ использования меча. Это — одна из очень немногих школ, в которой иногда изменяют захват, беря меч левой рукой возле рукоятки (цука). Это позволяет различными способами удерживать меч скрещенными руками, что может полностью смутить атакующего, либо иногда убедить его в том, что перед ним — новичок, которого легко победить.

Гёкко–рю Косидзюцу (Школа жемчужного тигра, искусство костяного пальца)

Техники этого направления были завезены в Японию из Китая времен династии Тан монахом Тё Ё Гёкко и передавались из поколения в поколение, покуда не были получены Сакагами Таро Кунисигэ. Он организовал школу и являлся ее главой с 1532 по 1555 г. Затем она перешла под управление Момоти Сандаю; его семейство передало затем это рю семейству Тода и Тосицугу Такамацу. Гёкко–рю в целом разделяется на три под–направления: поединок безоружного против безоружного; безоружного против вооруженного ножом и безоружного против вооруженного мечом. Муто вадза ? приемы безоружного против меча или копья ? наиболее трудная и сложная техника этой рю. Основные движения ? «кручение вокруг верхушки»; после проведения захвата это место удерживается неподвижным, а ноги двигают тело вокруг точки захвата. Поскольку такие перемещения занимают время, перед ним и в его процессе проводятся удары в нервные центры. Движения в Гёкко–рю производятся также вокруг фиксированного центра тяжести противника. Другой особенностью этой школы являются коси–дзюцу (удары по мускульным и нервным узлам), ситодзюцу (использование большого и прочих пальцев), кэндзюцу (искусство меча), кодати (короткого меча), яри–дзюцу (владение копьем) и бо–дзюцу (использование различных палок).

Кукисиндэн–рю хаппо хикэндзюцу (Школа девяти демонов, искусство восьми тайных оружий).

Считается, что корни этой школы следует искать в Китае, что основана она в XII в.

Усилиями Идзумо Косиро Тэрунобу, учившегося у Идзумо Кандзя Ёситэру, который записан первым сокэ. Слово куки в названии школы появилось после того, как ее мастер спас императора Го–Дайго, который сказал, что он бился как куки ? девять демонов. Воины этой школы часто надевали боевые доспехи ёрои и пользовались специальной разновидностью стратегии (боряку): использовали воду и огонь (суй–рэн ин ка–рэн), умение прятаться (онсин–дзюцу), специальные виды оружия: ханбо (палку 90 см), рокусяку–бо (шест 180 см), кагинава (веревку с крюком), кусари–гама (цепь с серпом), бисэнто (тяжелое оружие типа алебарды) и дайсярин (Ось с двумя колесами).

Достоверные истории о ниндзя.

В 1592 г. Исикава Гоэмон пытался убить Тоётоми Хидэёси, который ранее распорядился казнить его жену и держал в заложниках его сына. Гоэмон проник в замок, неслышно умертвил нескольких стражников и уже был близок к цели, как вдруг случайно задел почти невидимую нитку, ведшую к сигнальному звонку, и, после короткой борьбы, был схвачен. Хидэёси приказал сварить его в масле вместе с сыном. Гоэмон, которого медленно опускали в кипящий котел, держал сына на поднятых руках, чтобы сколько возможно отдалить его смерть. Группы его единомышленников во главе с Момоти Сандаю и Хаттори Хандзо смогли просочиться в замок и попытались отбить Гоэмона, но то

т был уже мертв, однако он так и не опустил рук, и его сын Гобэй был спасен. Во время восстания в Симабара (о–в Кюсю) в 1638 г. правительственные войска использовали несколько десятков ниндзя для проникновения в занятый восставшими замок Хара. В конце марта двоим из них удалось пробраться туда, причем к их поясам были привязаны веревки, чтобы в случае ранения или гибели их тела можно было вытащить обратно (правда, эти же веревки могли их и выдать, учитывая их предполагаемую длину). Тем не менее, оба вернулись с подробными отчетами о новых фортификационных работах. Еще один ниндзя из Оми проник во внешнюю цитадель, однако оказался совершенно беспомощен, так как не понимал почти ничего из слов оборонявшихся, разговаривавших на диалекте Кюсю и использовавших много христианских терминов. Из опасений, что его выдаст говор Оми, он не решался ни с кем заговаривать; в конце концов молчаливый незнакомец стал вызывать подозрения, и ему пришлось спасаться бегством под тучей камней и стрел. Однако, он смог принести с собой одно из знамен восставших.

"НИНПО" - технико-тактическая подготовка единоборца-ниндзя:

"но вадза" - техника, используемая ниндзя

"по" - методы освоения базовых техник ниндзя

"но камаэ" - позиции, используемые в ниндзюцу

"канка дзюцу" - виды и разновидности оружия, используемые ниндзя

"гисэн кумитэ" - учебные поединки (1:1)

"дзию кумитэ" - свободные поединки (1:1, 1:2, 1:3)

> "куми ути" - поединок одного ниндзя со многими противниками

"сюгэндо" - изучение аспектов практики монахов-ямабуси

"ибуки" - дыхательные комплексы

"токусю гихо" - психология боя (тактика и стратегия)

"ён но рин" - 4 стихии (дзи, суй, ка, фу)

"ГО ГЁ" - использование 5 - ти первоэлементов

"ниндзюцу" - возведение общих ТТП на уровень индивидуального искусства

"синобидзюцу" - изучение практики жизни через реализацию теоретических знаний

В процессе тренировочного процесса проводятся выезды в летние лагеря (бакуэй), где непосредственно на природе с учетом факторов окружающей среды проводятся тренинги по закреплению приобретенных знаний, навыков и умений.

На базе МЦИРДК проводятся теоретические занятия для практикующих ниндзюцу. Уровень преподавательского состава достаточно высок. Все тренеры, инструктора и методисты Центра - это люди, имеющие как минимум одно высшее образование.

В отличие от других школ иструктора школы "Катэда" имеют не только зарубежные сертификаты, но и российские государственные свидетельства по ниндзюцу. Именно в российскую школу "Катэда" приезжают с вверительными грамотами и подарками японские мастера Боевых искусств, чтобы наладить и развивать дружеские отношения.

С 1992 г по 2004г включительно было аттестовано в лоне российской школы "Катэда" свыше 600 человек различного уровня подготовки, люди разных профессий: врачи, ученые, спортсмены, в том числе и представители различных правоохранительных органов, частных охранных предприятий, личные охранники и т.д.

В представлении людей малосведущих, но насмотревшихся американских фильмов, Япония так и кишит неуловимыми и смертоносными воинами-ниндзя. Их фигуры, затянутые с макушки до пят в черные или серые одеяния с узкой щелкой для глаз и с непременным мечом за спиной, стали вроде «визитной карточки» криминальной Японии. Иногда авторы подобных художественных произведений путаются, называя таких воинов то самураями, то ниндзя.

Подобные ошибки легко объяснить и понять. Умение тайно проникать в тыл противника, собирать секретную информацию и уничтожать конкретных людей, другими словами, искусство ниндзюцу всегда было «тайной за семью печатями». В отличие от других боевых искусств, например каратэ, фехтования, стрельбы из лука, плавания в доспехах и с оружием, ему нельзя было научиться, посещая какую-то школу, курсы или кружок. Порожденное постоянными кровавыми междоусобицами, это искусство, передававшееся строго в рамках того или иного семейного клана, от отца к сыну, достигло своего расцвета в XII-XVI вв., но быстро зачахло с установлением в стране мира. Кстати, ниндзя отличались от своих современников-самураев не только странной одеждой. Были и другие принципиальные различия. Например, не уступавший в благородстве западноевропейским рыцарям самурай должен был сложить в открытом бою голову, защищая с мечом в руках своего хозяина и его семью, а в случае поражения - незамедлительно покончить с собой. Для ниндзя, получившего заказ разведать ситуацию в стане врага или уничтожить (зарезать, отравить, заманить в ловушку) человека, благородство отступало далеко на задний план. Он был готов на любое коварство, бессердечие, даже предательство по отношению к друзьям, чтобы сохранить свою жизнь, без чего выполнение заказа стало бы невозможным. Естественно, что в стане врага он рядился не в загадочный балахон с капюшоном, а в обычную одежду, помогающую ему затеряться в толпе.

Несмотря на заверения иных писателей и кинематографистов, знающих Японию лишь понаслышке и вводящих этих мифических убийц в сюжет произведений, описывающих реалии современной жизни, о ниндзюцу можно говорить лишь как о явлении далекого прошлого. Для нынешней Японии это такой же, рассчитанный исключительно на туристов фольклорный элемент, как в России, например, плетение лаптей или охота с кречетом. Желающих ознакомиться с этим историческим изыском иностранных туристов японские гиды могут свозить в префектуру Миэ, где сохранился замок семьи Ига, некогда промышлявшей искусством ниндзюцу, или в префектуру Сига, где этим же занимался клан Кога. И сами замки, и их оборудование, и выставленные там тайные приспособления, позволявшие воинам оставаться невидимыми, легко преодолевать высокие стены и даже, подобно мухе, передвигаться по потолку, могут поразить любого приезжего, заставив его поверить в ставшие в последние годы расхожими легенды о ниндзя. Тем забавнее было прочитать в японском еженедельнике «Weekly Playboy» сообщение об открытии в Японии настоящей школы ниндзюцу. Она будет открыта весной нынешнего года в деревне Кога, где когда-то существовал целый клан воинов-шпионов. Организаторы школы обещают познакомить своих абитуриентов со всеми секретами мастерства ниндзюцу, научить их искусству боя на мечах, обращению с метательными ножами, другим специфическим оружием ниндзя. Конечно же, будут и лекции по истории ниндзюцу, по основам философии и этике этих тайных наемных убийц. Понимая, насколько несвоевременным будет открытие подобной школы на фоне развернувшейся в мире борьбы с терроризмом, ее организаторы поспешили заверить общественность, что речь идет прежде всего об обучении мастерству самообороны, а не о подготовке экзотичных киллеров.

Учебная программа включает до полутора сотен различных теоретических и практических дисциплин, ознакомиться с которыми можно «всего лишь» за 1,5 млн. иен. Успешно сдавшему все экзамены и зачеты будет вручен диплом «настоящего ниндзя».

Само упоминание о дипломе расставляет все по местам. Ведь издревле воин мог считать себя ниндзя только в том случае, если никто даже не догадывался об этом статусе. Если выпускник школы повесит доставшийся ему с таким трудом и так дорого диплом на стену в своем кабинете или похвастается им перед друзьями, он автоматически (таково жесткое требование ниндзюцу!) теряет право называть себя ниндзя. Иными словами, и сама школа и ее диплом - просто дань экзотике.

В заключение сошлемся на дающее повод задуматься заявление, сделанное директором новой школы Кэйитиро Касиваги: «В средневековой Японии лишь ниндзя были свободны от любых ограничений, накладывавшихся на людей их положением в обществе, служебными и семейными узами. Как будут выпускники нашей школы соотносить свои действия с правилами общественного поведения - это их личное дело».


Раздел: Статьи о Ниндзюцу >>> Кто такие ниндзя?


Смотрите также:

Ниндзюцу Масааки Хатсуми 1.
Ниндзюцу Масааки Хатсуми 2.
Ниндзюцу Масааки Хатсуми 3.
Ниндзюцу Роберта Басси.